Aug. 31st, 2011

asia_datnova: (Default)
Вечер в поезде Москва - Камышин начался со скандала. Нервная розовая дама с нижней боковой возмущалась открытым у соседей окном, несмотря на +26 на улице и духоту внутри. Она долго скандалила на весь вагон, кричала "сволочь" и "гнида", и "я буду жаловаться начальнику поезда", а соседи вяло и вежливо отбрехивались, прикрывая окно шторкой. Наконец дама ушла в свободный соседний вагон, бросив белье, чем оскорбила и проводницу.
- Мы за ней не скучаем, - доверительно сообщили мне соседи по плацкарте.

Мои же попутчики оказались лучшими в вагоне, а может, и во всем поезде. Мужик средних лет, нос кабачком, на переносице крупная горбинка, ярко-голубые и круглые глаза в темных ресницах - всю дорогу думала, кого же из животного царства он мне напоминает, и вспомнила: кафрского ворона, только белесого. Оказалось, ему сходить на моей станции, живет в соседнем поселке, работает шофером автобуса. Деликатно улыбался. Выпил всего одну банку пива, угостил меня чаем за свой счет, отчего-то совсем не разговаривал матом, и только уже потом я расслышала в его речи тихое, редуцированное до дыхания или глотка, 'на' после каждого слова - малозаметное, как вылеченное заикание. Постоянное присловье - "простите господи". Прощаем, чего уж.

Подсев к нам, он произнес следующую орацию: к любому человеку надо относиться как к человеку, пусть ты видишь его впервые в жизни, случайно, как вот мы друг друга, и никогда больше не увидишь, и неважно, мужчина это или женщина, без этой вот ерунды, а просто надо обратиться к нему как к человеку с душой.
Потом он выяснял с моей соседкой, что главное в жизни:
- Главное'на' - всегда оставаться человеком, а не быть, простите господи, говном'на'.

Соседка, пенсионерка из Волгоградской области, темноглазая женщина в халатике, между шестьюдесятью и семьюдесятью, всю жизнь проработала воспитателем в детском саду в поселке. В Москве была провожаема молодым человеком и девушкой, они стояли на перроне, а она кричала им через стекло:
- Дружно!
И поднимала над головой руки, демонстрируя пожатие.
- Дружно! Живите дружно!

Один из сыновей живет в Москве, она в первый раз за жизнь приехала к нему в гости.
- Видите шляпу? Сын мне говорит - что за мадама из Амстердама? Сними и выбрось!

В жизни ее в этот день произошло важное событие, о чем, волнуясь и удивляясь, она рассказывала нам часа два или три, всё возвращаясь к нему, как всегда делают люди, рассказывая о важном, о потрясении. Чтобы и самой еще раз пережить.

Она всегда смертельно боялась эскалатора с его движущейся лестницей:
- Мы учили стишок, лестница-чудесница, но я же не представляла!
В Москве с вокзала сын повез ее домой на метро, и сперва она боялась на эскалатор взойти, а потом очень испугалась сойти. Казалось невозможным с движущейся части переступить на неподвижную.
- Он-то сошел, а я растерялась, заметалась, и давай пятиться, он оглянулся и тоже испугался за меня. И тогда я прыгнула с разбегу! Далеко! Как козел! И толкнула женщину, ударилась о нее носом. Стою, плачу, и так мне стыдно, и все на меня смотрят.

В детстве приехал к ним мальчик, по фамилии Унгер, отец его в разведке служил, и им потом дали хороший дом.
- Что же, что он немец, хороший мальчик был, не хуже других, какие люди бывают поганые, попрекать, что ты немец. И Юра мне этот рассказывал, как они через Москву ехали, да по метро. Я говорю - а что это - метро? А это такие колонны, так красиво, и поезда с вагонами. А мама у этого Юры попала в эскалатор и ей пятку оторвало, Юра говорил - такая красивая у меня мама, лучше всех, а теперь у нее пятки нет. И я, может, потому всё думала - точно мне или пятку отрежет, или, может, пальцы.

Пришло время домой возвращаться, она запросилась иначе к вокзалу подъехать, поверху, чтобы только без лестниц. Но сын с невестой уговорили на метро.
- Он мне говорит - мама! Я впереди поеду, сойду, а ты прыгай на меня, хочешь как козел, хочешь как баран. Я тебя и донесу.

И вот она поехала. И взошла на эскалатор, а потом взяла и сошла с него, прыгнув совсем недалеко и быстро.
- У меня в этот момент такое было! Как вот если ты тонешь, а потом тебя из-под воды выбрасывают, и ты воздуха глотнул. Такое счастье, такой подъем, такие силы, что вот, я свой страх взяла и преодолела.

Потом подумала, покивала головой и добавила:
- Человек всё преодолевает.

Беседовали потом втроем целых восемь часов, угощали друг друга едой, говорили про птиц, голубей, синиц и кошек, и уток, и кур ("у них же когда цыплята начинают пырхать, курица их бросает, они уже взрослые, она уже может снова садиться на яйца, или не садиться, это ее личное дело..."), о выборе профессии, об интернете, "как это вы сейчас верно сказали!", "я совершенно с вами согласен'на'!"


Именно что, были это попутчики.
asia_datnova: (Default)
- Муж мой разводит голубей с детства, просто так, для удовольствия.
У нас вообще много всего было, были мы, можно сказать, зажиточные, лошадей держали, голубятню два этажа, кроликов, свиней, другую скотину, кур карликовых, скрещивали их, новые породы выводили. Но это все до пожара, а после пожара стали мы нищета, как говорится. Так и не восстановим, не на что.

Дед его, дядя Коля, работал в амбарах. И в голод пришел к нему человек, дай, говорит, зерна мне, пожалуйста, помираем совсем, а тот - а ты мне что? Он ему говорит - а у меня нету ничего, вот самогона бутылка. Вот как, есть было нечего, а самогон был, значит.
Ну он говорит - не надо мне бутылки, не интересуюсь - молодые же еще все были. Давай, говорит, свою торбу, я тебе насыплю. Тот потом принес голубя с голубкой, говорит, внуку подаришь.

И стали они с другом голубей разводить, а учиться перестали, учительница сколько раз жаловалась, что ваши не учатся совсем, только и ждут быстрей все в портфель покидать и к голубям. А отцы у них тогда работали вместе, кошары строили. И договорились. Взяли оба и вынесли голубей, вывезли далеко в лес. Пришел отец с работы, сел есть, и на Вовку посматривает, а тот с ним не разговаривает. Я, говорит, вообще больше никогда в школу не пойду, и учиться не буду. Хоть убивайте. А потом отец глядит - появился один голубь и стал кружить над двором. Он и говорит - Вовк, сходи во двор, дрова поруби. Тот вышел... Я, говорит, так и застыл. Ну и отец потом говорит - ладно, раз твои голуби так преданы дому, разводи, пожалуйста, что поделаешь. Так что только шесть классов он окончил.

А если какой голубь к чужим прибился, потом всегда несут, отдают, это у них считается позор, если чужого голубя украсть. Ну как в фильме "Любовь и голуби", помните?

А друг у Вовки - он к нам приехал, и стал людей лечить, он умеет людей лечить, от всего. И люди к нему стали приезжать. Он через то разбогател, потом завел себе чего только! Волка себе завел. Еще у него перепелки, фазаны, павлины у него, страусы. А ничего он с ними не делает, просто держит. У нас потом многие тоже стали перепелок разводить, перепелиные яйца сами пьют, детям дают. Фазанов тоже. Павлинов только больше нету пока ни у кого.

Я ему сперва говорила - ну что ты развел, на кой нам эти голуби! Я, говорю, кур бы лучше столько развела, одного зерна на твоих голубей сколько надо, а толку?
И он мне говорит - сядь на меня. Я села, и он мне стал рассказывать, как книжку такую читал, как старик держал голубей, очень любил, а жена его пилила, и говорит - куда хочешь девай, чтоб не было. Он отнес и раздал детям. И стал потом болеть. Жена уж сама не рада, что такое затеяла, давай, говорит, новых купим. Не хочу, говорит, новых, хочу своих, они у меня с рук ели, они мне как дети. И в больницу попал, чуть не умер. Убедил меня.

А потом мы погорели. И все пристройки сгорели, какая скотина успела расползтись да разбежаться, а какая нет. Карликовые куры, и пекинские, и всякие - как мы плакали, вы не представляете, входишь в сарай, а там обгоревшие чучелки сидят на шестках. Кролики к нам из огня ползли - некоторые сильно были ранены, те быстро умерли, а каких мы и выхаживали, у нас родственник сам русский, а взял татарочку, и до того она животных всяких любила, и котят бездомных подбирала, и за нашими ухаживала - и она мне говорит, тетя Нина, да что же это, ведь к людям ползут! А конечно, жалко, там матки вот такие... Выхаживала она их. Все сгорело, голубятня осталась.

И после пожара муж у меня не смог, сломался. Запил, и даже к голубям стал равнодушный, ничего не хочет. Кормить их перестал, убирать за ними. Потом даже стал продавать за бутылку водки.
Что делать - стала тогда я за ними ухаживать. Десять лет он пил.

А Колька наш тоже занимался голубями, в отца, только он в армии служил, и потом еще по контракту. Звонил мне, беспокоился - мама, пойди, посмотри, как там голубка, надо бы ее с голубем паровать. Я ему - ты кому это говоришь? Ты отцу это скажи! Как это я их буду паровать? Ну ладно, ты мне ее по цвету опиши. Он говорит:
- Муар...

Бывало, поднимусь на второй этаж, привяжу к палке тряпку и давай махать, думаю, хоть бы вы улетели! А они покружатся и опять садятся.

Да, было с нами и такое. Не хочу даже рассказывать. Больше-то он не пьет совсем. И снова взялся.
С утра выйдет - и по пять часов может просто сидеть, смотреть на них, как они летают.
А у нас вообще голубятников много, они между собой обмениваются, все время чьи-нибудь голуби в небе кружат.
И вот так они крылья над головой домиком складывают, а еще у них бывает лет такой особенный, они на одном месте крылышками трепещут, и могут так стоять часами, это самые породистые считаются. Я уж тоже стала разбираться... Мы всяких держим, и лохмоногих, и горбоносых, и почтарей.

Profile

asia_datnova: (Default)
asia_datnova

January 2013

S M T W T F S
   12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 19th, 2017 12:00 am
Powered by Dreamwidth Studios