Sep. 12th, 2011

asia_datnova: (Default)
Иногда время в деревне растягивается, даже довольно часто, а потом вприпрыжку догоняет, чтобы уместиться в рамки, поэтому, когда время течет предсказуемо - это уже кажется странным. Если по ощущениям должно быть пять часов, и на часах оказывается пять часов - то это как-то и скучно, и вообще что-то неправильное происходит.

С утра ездили на базар в соседнее село, базар начинается рядами клеток с мелкой и крупной птицей - цыплята пушистые, цыплята-подростки, растерявшие все обаяние, куры, гуси, гусята, утята, индюшки, все это галдит, орет и копошится. Дальше лежат увесистые тюки с комбикормом, зерном, удобрениями, солью, порубленные туши, затем семена, луковки, розовые кусты, развалы помидоров, картошки и прочих сезонных овощей, между рядов под ногами бродят котята... "Кызыл, смотри, кызыл!" На одном из лотков в этом году продают кызыл, большая новость.
Покупают, конечно, обильно - если макарон, то пакет метр на два, с названием, похожим на название газеты, что-то вроде "Сельская новь".
На рынок ехать сорок минут, с рынка сорок минут, пройтись по рынку часа два с половиной, три.
Потом ты оказываешься дома с десятью килограммами помидор, пятью - перца, и лук, и морковка, и понимаешь, что пожадничал и переработать это все надо сегодня.
То есть надо отмыть банки под шлангом из колонки, ошпарить банки, дождавшись, пока вскипят пара ведер воды, очистить перцы, а главное - освободить от кожуры десять кг помидоров. После чего все это надо порезать, сварить в тазу, разложить, а потом по очереди стерилизовать банки в большом чане с кипятком.
Каким-то образом все эти дела оказываются сделанными еще до обеда, ранним днем.

Потом пришел Артур и предложил прогуляться в лес, но не напрямки, а кругом, через Хопер. Потому мы снаряжались основательно - я взяла купальник, полотенце, яблоки, карандаши и бумагу, на случай, если по дороге захочется порисовать, много пакетов, маленькую лопату, а Артур взял у соседки самогон.

Мы погуляли до речки, я искупалась, обсохла, позагорала, искупалась еще раз, мы выпили, закусили, и уже не хотели никуда идти.
Однако, пошли вдоль берега. После дождя всюду глубокие лужи, и в каждой луже лягушки десятками, так что порой и воды не видно, торчат треугольные головы, коричневые, зеленые, с разводами, с золотыми глазами.

Решили собрать плодов "дикого огурца", он же "бешеный огурец", он же колючеплодник. Этот вьюн растет на много метров вверх и стелется на много метров вширь, с бешеной скоростью, листья у него пятиконечные, Артур складывал их пополам и бормотал что-то про золотое сечение. Плоды у него похожи на фейхоа, только покрыты мягкими колючками. По осени они желтеют, сохнут и внезапно взрываются, в каждом - большая косточка. И не боятся заморозков, можно и под зиму сажать.

Дальше повсюду рос хмель, и пришлось собирать большой пакет его шишек, для подушки. Еще дальше рос шиповник, а также ежевика.

Потом я встретила огромного паука-осу, похожего на тарантула, рекламирующего билайн. Самку, у них самки много больше самцов. Снова пришлось останавливаться, и - невозможно, конечно, удержаться, чтобы не потыкать ее легонько палочкой.

Так по берегу между рекой и лесом мы дошли до того места, где зимой переправа в Рассказань. Сели на нашем выском берегу и стали смотреть на чужой, низкий.
Из кустов на том берегу вышел к переправе мужик, сел и стал смотреть на нас.
Сам он живет в селе в двадцати километрах от Рассказани и влево.
- Он, - говорит Артур, - плохо видит очень, почти слепой. А в нашем селе у него друг есть, тот глухой. Сейчас посидит, и пойдет к себе в село пешком, ему как раз сто рублей дали. Он всегда пешком ходит, даже зимой. И всегда на несколько дней теряется между селами.
Следует рассказ, как прошлой зимой мужик из одного села вышел, а в другое не пришел, но местный охотник и следопыт видел в снегу его следы, перекрывающиеся следами волчицы, а потом обнаружил мертвую волчицу, а человеческие следки шли дальше и терялись в полях.


Потом мы свернули в лес, и шли в темноте и сырости леса, где все еще не было и намека на осень. Выкопали несколько корешков родиолы. Дошли до лесных небольших озер, долго чавкали по болотцу, и обнаружили, что одно из озер пересохло. Видимо, так и не оправилось от прошлого лета. Большая впадина, по краям поросшая камышом, рогозом и пышной чередой в человеческий рост. А по центру - густая трава, примятая большими колесами.
Сели в центре озера, выпили. Интересно сидеть на дне озера. Что-то цвело вокруг, так я и не нашла источник запаха - отчетливо пахло персиковым компотом с примесью даже и химии, не знаю, что так пахнет.
Выехал из глубины леса трактор, со старой собакой в кузове. Остановился, и собака, не обращая на нам внимания, спрыгнула и стала жадно есть траву. Тракторист ездил на дальние озера карасей таскать:
- Дома, - говорит, - жена, - уехал, - говорит, - хоть куда, чтобы дома не быть.
Отсыпал нам карасей двадцать штук, все с ладонь.

Карасей я потом в реку выпустила, для пополнения поголовья. Рыбы, вы свободны.

Обошли лес кругом и домой вернулись по косогору. Судя по картам, прошли километров пятнадцать. Судя по часам - со всеми остановками и километрами - гуляли-то всего три часа.

Так что еще поработать вечером села, смотрю на часы - 22-00. Ну, думаю, еще час у меня есть. Поработала, смотрю на часы - 22-00. Нет, думаю, не туда я куда-то посмотрела, значит. Поработала еще. 22-00. Ну, я плюнула, думаю - главное, я, видимо, так или иначе всё успеваю.

"Продолжительность времени определяется нашим восприятием. Размеры пространства обусловлены нашим сознанием. Поэтому, коли дух покоен, один день сравнится с тысячей веков", говорят.



Profile

asia_datnova: (Default)
asia_datnova

January 2013

S M T W T F S
   12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 19th, 2017 12:02 am
Powered by Dreamwidth Studios